ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

#коппелия_бот

Спектакль для семейной аудитории по мотивам комического балета Коппелия французского композитора Лео Делиба. В основе оригинального сюжета – история о мастере, создавшем куклу по имени Коппелия, похожую на живую девушку настолько, что в нее влюбились все юноши города. В современной версии Пепеляева Коппелия – это компьютерный вирус #коппелия_бот, который копирует живую героиню, размножается и воздействует на других героев. На сцене #коппелия_бот ведет себя, как в сети: эволюционирует и самообучается, превращает повествование в настоящий цифровой триллер с элементами детектива.
Хореография, сценография, костюмы: Александр Пепеляев (Россия/Эстония)
Музыка: Лео Делиб, Александр Жемчужников
Свет: Максим Сергачев
Продолжительность 60 минут
Сразу после начала репетиций с хореографом вирус #коппелия_бот самозапустился в сети. На сайте одного из билетных операторов появилась ссылка на продажу билетов на премьерный показ – что стало полной неожиданность для администрации театра, так как старт продаж планировался одновременно с приездом хореографа. История спектакля, где главный «герой» - компьютерный бот, началась с его проникновения в реальную жизнь.
Александр Пепеляев – хореограф и режиссер, преподает и ставит спектакли в танцевальных и театральных центрах России, Прибалтики, Скандинавии, США, Западной Европы и Африки. Основатель и художественный руководитель театра современного танца «Кинетик». Обладатель Премии «Золотая Маска». Почетный доктор Академии Музыки и Театра Эстонии, награжден орденом Креста Terra Mariana Эстонской республики.

Мы как бы используем архетип, социальный и культурный. Человек всегда пытался репродуцировать себя в каком-то таком научном виде. И когда я стал думать, а что такое робот сейчас, выскочил этот бот. И через 10 лет мы будем все рабами всемирной нейросистемы, − хореограф-постановщик Александр Пепеляев.
Телеканал Россия-Культура

#коппелия_бот» Пепеляева – «Провинциальных танцев» спектакль, по сути, тоже очень забавный, даже вызывающий, временами, приступы хохота. Но смех здесь больше гофмановский, связаный с постоянным ощущением странности происходящего, и даже – хармсовский. То есть тот, что возникает из острого осознания абсурда жизни, сквозь который нет-нет да мелькнет чувство безысходности. Спектакль так ловко устроен, что может быть «считан», как минимум, на трех уровнях.

[...]Между тем, действие (в котором мы становимся свидетелями бунта роботов, этого навязчивого кошмара технократического века), приобретает все более пародийный характер. Метафорой общества, впавшего в абсолютную сетевую зависимость, становится цирк.

[...]Пепеляев не был бы собой, если бы одновременно, с увлекательным и ироничным коллажем, вдруг, как бы невзначай, не озадачивался сам и не озадачивал нас вопросами самыми, что ни на есть, предельными. Их подспудное присутствие определяет третий уровень спектакля. Что есть человек и где границы человеческого (ведь это – обратная сторона вопроса, есть ли душа у «искусственного интеллекта»)? Кто наш Творец и есть ли жизнь после жизни?
Наталья Курюмова, искусствовед, эксперт Национальной театральной Премии «Золотая Маска»